навигация
Главная
О нас
Правление
Президиум Правления
Наш фотоархив (мероприятия, праздники)
Наша газета
Страница Юрия Исламова
Книга памяти (Свердл. обл.)
Мемориальная доска 40-й Армии
Афганский мемориал Погранвойск
Семьи погибших
Памятники и мемориалы
Музей "Шурави"
Творчество ветеранов
Культурный центр "Солдаты России"
Воины Отечества
Видео архив
Новые книги
Справочник - Меры социальной поддержки


Патриотическое радио ОТЧИЗНА

70 лет Великой Победы

 Министерство обороны Российской Федерации
(Минобороны России)

Екатеринбургское суворовское военное училище          Министерства обороны Российской Федерации

Вшивцев Владимир Сергеевич

Свердловский региональный Совет сторонников партии “ЕДИНАЯ РОССИЯ»

поиск

МБУ "Музей памяти воинов-тагильчан, погибших в локальных войнах планеты"

Фонд
"Вечная память"
(г. Москва)

Свердловчане,
не получившие награды

С Днем Рождения побратимы!

Встречи однополчан

Помяните нас живые!

Нижнетагильский центр социального обслуживания ветеранов боевых действий и членов их семей








ЭТО ДВЕ РАЗНЫХ ЖИЗНИ - "ТАМ" И "ЗДЕСЬ"... ( Е. Тетерин)



День ВДВ - один из самых значимых праздников в нашей стране. Но этот праздник - не только замечательная возможность для встречи сослуживцев. Это также повод вспомнить о той войне, которую стремился пройти каждый десантник - Афганистан.

Своими воспоминаниями с читателями журнала «БМБ» делится Евгений Павлович Тетерин, прошедший свою афганскую войну в составе Отдельного гвардейского парашютно-десантного 345-го полка.

После третьего ранения меня хотели комиссовать и предлагали вернуться в Союз, либо перейти на более легкую службу, но я остался, хотя на тот момент на мне живого места не было. И все-таки командир роты решил, что мне будет трудно продолжать службу в разведроте и через некоторое время меня перевели в стройроту, позже назначив ее командиром.

Эта рота выполняла всю хозяйственную работу в полку. В моем подчинении были пекари, хлеборезы, повара, работники БПК и водокачки. В какой-то степени подразделение выполняло функции дисциплинарной роты, так как сюда отправляли и всех тех, кто по разным причинам не мог или просто не хотел служить: не исполнявших приказы, отказавшихся идти в бой и других штрафников. Командуя столь разными по сути людьми, приходилось быть жестким и даже жестоким. Меня не оставляла мысль, что пока мы с ребятами ходили в бой, этот народ отсиживался на базе. Чего уж скрывать, - тогда я чувствовал ненависть к этим людям, бросившим своих друзей или просто проявившим редкое малодушие. II очень хотелось их «перевоспитать». ведь в роте были совсем молодые бойцы - только-только из учебки. II они видели отношение к тем. которые «косят» от службы.

В результате моего командования, те кто не хотел служить, уже через три месяца просились обратно в свои роты. А из молодых пацанов получились настоящие мужики, которые с отличными рекомендациями были отправлены в боевые роты. Это - Семеняко Коля, Орлов Гена. Зайцев Вова и еще шесть ребят из моей роты, закончившие службу в Афганистане и награжденные орденами и медалями.

А если вспомнить тех кто сломался... Был такой боец Анненков, проходивший службу в Анаве На блокпосту. На первый взгляд в этой службе вроде ничего сложного и нет: сиди, смотри, да загорай. А вот и нет! Все те же разведвыходы. несение службы. Утром спускаешься в ущелье за водой, а возвращаешься лишь к вечеру. Вот и решил солдат, что такая служба не для него. Оставил расположение, а с собой еще прихватил всю воду, хлеб, сгущенку... Как-то прошел минное заграждение и отсутствовал двое суток. Отсиживаясь где-то. он видел, что его ищет разведвзвод, но так и не вышел. Вернулся на блокпост только когда закончились его припасы. Думал ли он о своих товарищах, которых оставил без воды и еды? Хотел ли сдаться «духам»? Чтобы это понять, надо оказаться в его шкуре. Тогда меня эти вопросы не интересовали - я просто ненавидел. Что я думаю сейчас0 Не знаю... Возможно, он побежал в горы от безысходности... Не каждый имеет внутренний стержень, который не дает сломаться в трудных условиях «горячей точки»: кровь, страх, усталость, боль. Да и дедовщина, ни для кого не секрет, имела место. Лично я - за дедовщину в разумных пределах. Я сам был и «молодым», и «дедом». Мне приходилось заниматься обучением и воспитанием новобранцев. Насколько правильными были мои методы, позволяет судить благодарность тех «молодых», высказанная ими много позже, уже лома на родине.

Теперь, вспоминая Анненкова и других «сломанных», я их жалею. Иногда думаю: «Что с ними сейчас?». Не исключаю, что кто-то из них стал героем афганской войны и сейчас ходит в орденах и на каждом углу рассказывает, как он воевал и проливал кровь под Кандагаром. Вспоминаю одного «самострела», прострелившего себе ногу после первых боевых. Потом в своей родной деревне он ходил героем, пил самогон и без устали рассказывал землякам о своих афганских подвигах.

Люди - разные. Как сложилась судьба всех моих подопечных, я не знаю. Что касается моих друзей, с которыми воевал бок о бок, вытаскивал раненых товарищей из-под пуль и делил последний глоток воды... С одной стороны, мне интересно узнать что-нибудь о них, встречаться и поддерживать связь. С другой - боюсь разочарования от встречи с другом, которого знал как героя, а сейчас может оказаться, что тот его образ ничего общего не имеет с нынешним. Когда такое происходит, думаешь: «Лучше бы я ничего не знал про тебя... Друг, что сделала с тобой жизнь? Что ты сам сделал со своей жизнью? Лучше бы ты остался в моей памяти тем, кем был тогда в Афганистане...».

Был у меня боевой товарищ Павел Переев. Он несколько часов на себе нес меня раненого ни разу не пожаловавшись на то, как ему тяжело и трудно. А было действительно тяжело: горы, жара, камни, «духи» вокруг... И вес - мои 76 кг, плюс бронежилет и другое обмундирование. Когда Паша дотащил меня до соседнего взвода, один - с виду силач, - захотел ему помочь, но смог пронести лишь 20 метров - устал. начал просить плащ-палатку и подмогу. II только тогда я осознал, что Паша нес меня несколько часов и ни слова не сказал, что устал. Вот такой сильный духом был мой друг Пашка. Мы не виделись после Афгана, но я всегда думал о нем. знал, что он живет где-то в Карелии. II вот. когда я все-таки его разыскал, оказалось, что уже поздно - Паша умер. Судьба не пощадила его: отсутствие работы, несдачи в личной жизни, алкоголь, сахарный диабет... Он - сильный и бесстрашный «там», оказался не в силах справиться с проблемами «здесь». И все. что я уже мог для Паши сделать - поклониться его могиле.



Текст: Федорова А.Э., Тетерин Е.П.
Журнал БМБ №7-8 2007 год. http://old.old.rsva-ural.ru/


навигация

56 ОДШБр
СПЕЦНАЗ

Афганский фотоархив

Воспоминания, дневники

Карты Афганистана
Военная история
Техника и вооружение
Законы о ветеранах
Советы Юриста
Страница Психолога
Военно - патриотическая работа
Поиск однополчан
Гостевая книга
Ссылки
Контакты
Гимн СОО РСВА
Российский Союз ветеранов Афганистана
Победители - Солдаты Великой Войны
Таганский ряд
Музей ВДВ \
Автомат и гитара - стихи и песни из солдатских блокнотов
Ансамбль ВДВ России Голубые береты
СВЕРДЛОВСКАЯ ОБЛАСТНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ РОСТО (ДОСААФ).
 Комитет по делам воинов-интернационалистов при Совете глав правительств государств - участников Содружества.
Записки офицера спецназа ГРУ.


2006-
Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /home/u64173/old.rsva-ural.ru/www/footer.inc.php on line 236
2020 (с) РСВА Свердловская область

Все права защищены, полное или частичное копирование материалов с сайта только с согласия владельца вопросы и предложения направляйте по адресу info@old.rsva-ural.ru
Разработка сайта
Дизайн студия D1.ru

Всего посетителей: 14447083