навигация
Главная
О нас
Правление
Президиум Правления
Наш фотоархив (мероприятия, праздники)
Наша газета
Страница Юрия Исламова
Книга памяти (Свердл. обл.)
Мемориальная доска 40-й Армии
Афганский мемориал Погранвойск
Семьи погибших
Памятники и мемориалы
Музей "Шурави"
Творчество ветеранов
Культурный центр "Солдаты России"
Воины Отечества
Видео архив
Новые книги
Справочник - Меры социальной поддержки


Патриотическое радио ОТЧИЗНА

70 лет Великой Победы

 Министерство обороны Российской Федерации
(Минобороны России)

Екатеринбургское суворовское военное училище          Министерства обороны Российской Федерации

Вшивцев Владимир Сергеевич

Свердловский региональный Совет сторонников партии “ЕДИНАЯ РОССИЯ»

поиск

МБУ "Музей памяти воинов-тагильчан, погибших в локальных войнах планеты"

Фонд
"Вечная память"
(г. Москва)

Свердловчане,
не получившие награды

С Днем Рождения побратимы!

Встречи однополчан

Помяните нас живые!

Нижнетагильский центр социального обслуживания ветеранов боевых действий и членов их семей








ОБ АВТОРЕ
Григорий Викторович Савин родился 17 февраля 1958 года в Ашхабаде. Вместе с отцом-военнослужащим семья постоянно переезжала, оказавшись в итоге в одном из гарнизонов Уральского военного округа.
В 1975-м Виктор поступил в Свердловское высшее военно-политическое танко-артиллерийское училище. После окончания был направлен в Киевский военный округ, где прослужил шесть лет. В 1985-87 годах в биографии офицера появилась афганская страничка, он служит в должности секретаря партийного бюро батальона, в 201-й мотострелковой дивизии. После Афганистана - служба на различных должностях в воспитательных структурах в Приволжско-Уральском военном округе. Дважды находился в командировках в ходе военного конфликта в Чеченской Республике. В 2005-м году уволен в запас в звании подполковника, в связи с достижением предельного возраста пребывания на военной службе. Награжден медалью и почетным знаком «Воину-интернационалисту», медалями министерства обороны СССР и РФ.
Сын продолжил традиции семьи, став офицером, в настоящее время проходит службу в Московском военном округе. Продолжает службу и супруга Григория Викторовича.
Представленные материалы - первая литературная проба ветерана Афганистана. Мы выбрали для публикации несколько наиболее интересных и соответствующих газетному формату текстов.


Путь в Афганистан

Военный аэродром Тузель под Ташкентом. Отсюда отправлялись борта в Афганистан, увозя военнослужащих на войну. Февральским утром возвращающиеся из отпусков военнослужащие садятся в автобус, который подвозит их к борту самолета. Два старших лейтенанта в форме летчиков, под заметным хмельком, вдвоем тянут одну большую сумку. Сумка, по-видимому, очень тяжелая, что уж там - неизвестно, но таможня пропустила. Начинают грузить ее в автобус. Двери автобуса узкие и втаскивать сумку через эти двери очень неудобно. Первая попытка - неудачно, сумка шлепается на бетон возле автобуса. Вторая попытка - неудачно, сумка вновь шлепается возле автобуса. Третья попытка - неудачно! Всех находящихся в автобусе офицеров и прапорщиков начинает разбирать смех. Начали смеяться и хозяева злополучной сумки. Присутствовавший на отправке самолета капитан пограничных войск начал сердито ругаться по факту задержки и в конце своей гневной тирады пригрозил:
- Сейчас вас с рейса сниму за нетрезвое состояние!
Один из старших лейтенантов выпрямился, отпустив лямку сумки, и серьезным, почти трезвым голосом произнес:
- Ну, сними с рейса! Ты что, Родиной меня пугаешь?! Днем раньше, днем позже - все равно я там буду!
Пограничник буркнул что-то себе под нос, махнул рукой и отошел от автобуса под общее улюлюканье.
Эх, путь дорожка, фронтовая...
Уже в сумерках, при подъезде к району ночного отдыха, автомобильная колонна остановилась. К старшему колонны офицеру подбежал водитель тягача технического замыкания, лицо у солдата в крови. Естественно, старший офицер спросил, что случилось. Солдат объяснил, что под задними колесами впереди идущего автомобиля взорвалась мина, в кабине его автомобиля взрывной волной выбило лобовое стекло и осколками посекло ему лицо. Старший колонны подбежал к месту подрыва, где уже находились командир роты, командир взвода, другие водители. Пострадавший лежит и громко стонет, лицо выражает страдание, глаза закрыты. Фельдшер батальона осмотрел солдата, сказал, что никаких повреждений у водителя нет. Командир роты спрашивает водителя подорванной машины: «Ураз-аев, ты меня слышишь?» Тот, не открывая глаз, отвечает: «Нэ слишю!» Командир роты снова спрашивает: «Уразаев, ты меня видишь?» Тот приоткрыл глаза,
нашел взглядом командира роты и отвечает ему: «Нэ вижю!» Сразу общее облегчение, раздались смех, одобрительные крики. Отнесли Уразаева в полевой госпиталь. На следующий день Уразаев ходит гордый - подорвался! Герой!
Сорванный ужин
В июле 1986 года автомобильные роты нашего ОБМО в составе объединенной армейской колонны привезли грузы в отдельный мотострелковый полк, дислоцированный в Фай-забаде. Я и несколько офицеров из прибывшей колонны пошли по расположению полка посмотреть, как живут люди в таком отдаленном гарнизоне. Мы увидели летний клуб, весь выгоревший внутри. Спросили местного офицера, что за пожар случился в клубе? Он пояснил: это от ракетного обстрела. Душманы знали, что каждую субботу в клубе в восемь часов вечера для личного состава полка начинают показывать кино. На сеанс собираются, обычно, человек около восьмисот. В двадцать часов двадцать минут душманы нанесли ракетный удар, причем, очень точный, все четыре пущенные ракеты попали вовнутрь клуба. Однако заместитель командира полка по тылу и начальник продовольственной службы полка в этот день по каким-то причинам сорвали своевременное начало ужина. Личный состав полка стоял в это время перед столовой. Так, благодаря халатности, в полку не произошла массовая гибель личного состава под обстрелом. До ракетного удара по клубу командир полка успел объявить взыскания виновным в срыве распорядка дня, но после обстрела он счел необходимым представить их к правительственным наградам. По линии особого отдела прошла информация о том, что душманы так отозвались о своей неудаче: есть две вещи у русских, которые совершенно выбивают нас из колеи, - это выполнение ими распорядка дня и их форма одежды.
А знаешь,  и так бывает Конечным этапом операции по ликвидации бандформирований была зачистка кишлаков в районе асфальтного завода. Это была моя первая боевая операция. В том месте река Фархар через одноименное ущелье Фархар вырывалась в долину междугорья. Асфальтный завод был построен в свое время англичанами, тянувшими благоустроенную дорогу в отдаленную провинцию Бадахшан. К тому времени, как я впервые побывал на асфальтном заводе, от него остались остовы нескольких зданий и каких-то ржавых машин. В долине между гор сосредоточились оперативная группа руководства операцией, дивизионная артиллерийская
группа, наши автомобильные колонны и мотострелковые подразделения. Куда-то за гору пролетали вертолеты, и оттуда были слышны отдаленные звуки разрывов, в ту же сторону через гору стреляла артиллерия. Наши мотострелковые подразделения оседлали перевал, часть из них ушли через перевал за гору для блокирования кишлаков. Кишлаки были малой родиной какого-то душман-ского главаря и имели важное оперативно - тактическое значение. Впрочем, там, за горой, вверх по реке Фархар, вплоть до Пакистана на востоке и за Панджерское ущелье на юге были земли Ахмат-шаха - самого известного руководителя душманского движения. Когда стихли звуки взрывов и, видимо, завершилось блокирование кишлаков нашими мотострелками, на зачистку кишлаков двинулась афганская пехота
- «зеленые», - тогда я впервые услышал их условное название. С того места, откуда я наблюдал за происходящими событиями, было видно, как около двух пехотных рот «зеленых» взошли на перевал и скрылись за ним. Оттуда несколько раз с перерывами донеслась ружейно-автоматная стрельба. Ушли афганские пехотные роты утром. После обеда, часа в четыре, они показались на перевале, возвращаясь обратно. Дикое зрелище! С перевала спускались, нагруженные большими разноцветными тюками, блеющими баранами и квохчущими курами, солдаты афганской армии. Откуда это? Саша Стародубцев, командир первой автомобильной роты, пояснил: награбили. Для «зеленых» каждая операция
- это возможность поживиться, причем, фактически, официально. Афганские офицеры закрывали глаза на подобные случаи: солдаты из беднейших слоев населения и этими грабежами повышается заинтересованность в военной службе. Как же так, говорю, ведь они своих грабят! Саша усмехнулся: да какие они свои, они из другого племени и дружественных чувств к чужакам не испытывают. Саша пояснил также, что афганские солдаты служат далеко от дома, чтобы свой род-племя не обирать во время военных действий и чтобы после службы в армии им не отомстили обиженные люди. Не воинское подразделение, а какая-то бандитская шайка, говорю. Саша в ответ только рассмеялся.
Путешествие в Индию
Встретил как-то своего коллегу из инженерно-саперного батальона, вид у него очень озабоченный, даже удрученный. Спросил его, что случилось.
- Солдат у нас ушел из батальона, душманы его повязали и в банде держат где-то. Никаких подробностей пока не знаю. Особый отдел работает, договаривается о возвращении.
Спустя несколько дней он поведал мне историю про того бойца. Солдата душманы вернули. Его долго «крутили» в особом отделе и затем передали в батальон: забирайте своего придурка!
Солдат тот начитался книжек и с детства мечтал побывать в Индии, в этой сказочной стране, где в джунглях очень много заброшенных городов с неимоверным количеством ненайденных сокровищ. Мечта настолько поглотила его, что, оказавшись в Афганистане и узнав о близкой границе с Индией, он решил совершить туда пешее путешествие и вернуться обратно. Солдат подкопил харчей и однажды ночью двинулся в путь. Поскольку он дороги не знал, то днем пришел к афганским пастухам и пытался у них выяснить, в каком направлении ему следует идти. Пастухи его скрутили, связали и передали душманам (а может, и продали). Русский солдат - шурави, - «лакомый кусочек» для душманов. Его можно использовать как военного специалиста, как пропагандистский объект, как источник определенной информации, наконец, как товар. Но этот шурави на первом же допросе доверительно поведал главарю свою историю и попросил проводить до границы с Индией, за что пообещал на обратном пути принести для главаря какие-нибудь старинные индийские сувениры. Такой блаженный душманам не был нужен ни для каких целей. Пока шли переговоры о передаче солдата советской стороне, путешественник работал у душманов на грязных работах, за что его кормили. В особом отделе солдат все также зачарованно продолжал рассказывать о своей мечте и своих планах, и был искренне расстроен, когда ему отказали в осуществлении его мечты.
Солдата-путешественника отправили в Союз, вроде как в больницу им. Кащенко. Вот так, и смех, как говориться, и грех.
Огонь на поражение
Северный Кундуз. Блокпост на Альчином мосту через реку Кундуз. Начальник блокпоста, старший лейтенант, командир артиллерийского взвода рассказал такую историю. Как-то рано утром в кишлаке, который километрах в полутора находился, раздались выстрелы. Ну, мало ли что там, может, местные разборки. Примерно через полчаса пришли оттуда несколько аксакалов в слезах. Через своего солдата, таджика по национальности, начальник блокпоста выяснил, что рано утром пришли бандиты, душманы, и увели с собой несколько человек вместе с отобранным у жителей кишлака большим количеством скота. Просили аксакалы, чтобы шурави (так афганцы называли советских солдат) постреляли по банде из орудий, которые были на блокпосту. Очень настойчиво просили аксакалы, показывали направление, куда ушла банда и, наконец, уговорили офицера. Позвонил начальник блокпоста в центр боевого управления и сообщил, немного обманув дежурного по ЦБУ, что наблюдает банду. Попросил разрешения на открытие огня. Разрешение получил, после чего предположил направление и удаление банды, ввел установки для стрельбы и произвел несколько выстрелов из гаубицы. Аксакалы поблагодарили и ушли. На следующий день увидел офицер приближающуюся со стороны кишлака процессию: впереди идут аксакалы, за ними праздничная толпа с музыкантами и танцорами, крупный баран в поводу. Подошли к блокпосту и пригласили начальника блокпоста для разговора. Как и днем раньше, через солдата таджика аксакалы рассказали, что выпущенные вчера снаряды упали и разорвались возле банды, угонявшей скот и местных жителей. Погибли все бандиты и два или три животных. Ни один из плененных жителей кишлака не пострадал. Офицер не мог поверить в это, попросил своего подчиненного еще несколько раз переспросить и в точности перевести, каковы были последствия вчерашней стрельбы. После всех уточнений, мужчины передали офицеру подарки: большую бутыль с шаропом (местная самогонка), фрукты, овощи, зелень и несколько теплых домотканых одеял. Тем временем недалеко от блокпоста зарезали, освежевали и приготовили барана. Передали приготовленное мясо солдатам, еще раз поблагодарили шурави и ушли. Ну, не чудеса ли рукотворные?


Второй раз родился

Понятие «второй день рождения» на войне имеет серьезное основание. Вот как это бывает.
Случай первый. Автомобильные колонны привезли в район населенного пункта Чаугани артиллерийские боеприпасы. Солдаты разгружали реактивные снаряды с грузовых автомобилей на грунт. В одном из ящиков торчало оперение неразорвавшейся душманской гранаты от РПГ-7. Хорошо, брак попался! Кстати, китайское производство - вот когда их брак нам пригодился, когда их брак нам понравился! Саперы изъяли гранату и подорвали.
Второй случай. Офицер инженерно-саперного батальона разминировал противопехотную мину. Уже выкрутил взрыватель и успел чуть-чуть приподнять над миной, когда тот сработал, вылетел из руки офицера и ударил его в лоб. Тот так и упал навзничь. Сапер отделался кратковременной потерей сознания, легким сотрясением мозга и большим болезненным синяком.
Третий случай. Личный состав автомобильной колонны устроился на ночной отдых в запланированном районе. Выставили охранение из состава мотострелкового подразделения, сопровождавшего автомобильную колонну. Возле костра собрались офицеры, пьют чай, курят, обсуждают планы на завтра. Откуда-то с дальней горы раздалась очередь крупнокалиберного пулемета, пули попали в костер и разметали его. Один из офицеров упал навзничь и замер. Остальные подбежали к нему, ожидая увидеть самое трагическое. Однако увидели на голове у упавшего офицера только борозду разорванной кожи. Пульс есть, сердце бьется. Пуля только чиркнула ему по голове. Санитарный инструктор перевязал рану, до утра офицер пришел в себя, хотя голова еще долго болела

http://old.old.rsva-ural.ru/


навигация

56 ОДШБр
СПЕЦНАЗ

Афганский фотоархив

Воспоминания, дневники

Карты Афганистана
Военная история
Техника и вооружение
Законы о ветеранах
Советы Юриста
Страница Психолога
Военно - патриотическая работа
Поиск однополчан
Гостевая книга
Ссылки
Контакты
Гимн СОО РСВА
Российский Союз ветеранов Афганистана
Победители - Солдаты Великой Войны
Таганский ряд
Музей ВДВ \
Автомат и гитара - стихи и песни из солдатских блокнотов
Ансамбль ВДВ России Голубые береты
СВЕРДЛОВСКАЯ ОБЛАСТНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ РОСТО (ДОСААФ).
 Комитет по делам воинов-интернационалистов при Совете глав правительств государств - участников Содружества.
Записки офицера спецназа ГРУ.


2006-
Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /home/u64173/old.rsva-ural.ru/www/footer.inc.php on line 236
2019 (с) РСВА Свердловская область

Все права защищены, полное или частичное копирование материалов с сайта только с согласия владельца вопросы и предложения направляйте по адресу info@old.rsva-ural.ru
Разработка сайта
Дизайн студия D1.ru

Всего посетителей: 13912140