навигация
Главная
О нас
Правление
Президиум Правления
Наш фотоархив (мероприятия, праздники)
Наша газета
Страница Юрия Исламова
Книга памяти (Свердл. обл.)
Мемориальная доска 40-й Армии
Афганский мемориал Погранвойск
Семьи погибших
Памятники и мемориалы
Музей "Шурави"
Творчество ветеранов
Культурный центр "Солдаты России"
Воины Отечества
Видео архив
Новые книги
Справочник - Меры социальной поддержки


Патриотическое радио ОТЧИЗНА

70 лет Великой Победы

 Министерство обороны Российской Федерации
(Минобороны России)

Екатеринбургское суворовское военное училище          Министерства обороны Российской Федерации

Вшивцев Владимир Сергеевич

Свердловский региональный Совет сторонников партии “ЕДИНАЯ РОССИЯ»

поиск

МБУ "Музей памяти воинов-тагильчан, погибших в локальных войнах планеты"

Фонд
"Вечная память"
(г. Москва)

Свердловчане,
не получившие награды

С Днем Рождения побратимы!

Встречи однополчан

Помяните нас живые!

Нижнетагильский центр социального обслуживания ветеранов боевых действий и членов их семей








ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА
Танаткан Букин. Родился 15 января 1967 года. Место рождения — хутор Круглый Куртамыш-ского района Курганской области. В 1986—1987 годах служил в составе разведроты 180-го отдельного горнострелкового полка в Афганистане, награжден медалью «За отвагу» и орденом Красной Звезды. 0сенью 1987-го в бою под Гардезом получил тяжелое ранение, приведшее к ампутации левой ноги.
С 1999 года — игрок екатеринбургской команды «Родник» и «AVS-Родник» по волейболу сидя. Заслуженный мастер спорта. Бронзовый призер Паралимпийских игр 2008 года и чемпионата Европы 2005 года, серебряный призер Межконтинентального кубка 2008 года.
Восьмикратный чемпион России.
Лауреат Национальной спортивной премии «Слава» в номинации «Преодоление» (2004 год).
Образование — высшее. В 1993 году окончил Уральскую государственную юридическую академию.

Одной из главных сенсаций Пара-лимпиады 2008 года в Пекине стало выступление в китайской столице сборной России по волейболу сидя. Команда, сформированная заслуженным тренером Казахстана и России Виктором Дьяковым только из игроков, выступающих за лучший в стране екатеринбургский клуб «AVS-Родник», обыграв на Играх сборные Китая, Ирака и Египта, впервые и в своей истории, и в истории Паралим-пиад заняла третье место!
В числе тех, кто в числе новоиспеченных бронзовых призеров, спустя несколько дней после финала принятых в Кремле президентом России Дмитрием Медведевым, стал 41-летний екате-ринбуржец Танаткан Букин, свой долгий путь к спортивной медали Пекина-2008 начинавший два с лишним десятка лет назад — в горах истекающего кровью Афганистана...
Начали мы свой разговор с дважды героем — боевой и спортивной славы — с воспоминаний о другом турнире — паралимпийском.


КИТАЙЦЫ НАС НЕДООЦЕНИЛИ
— «Звездным часом» волейболистов «Родника» и сборной России оказалась, естественно, Па-ралимпиада в Пекине. Команда, в которую до ее начала никто особо не верил, не только сенсационно пробилась в полуфинал, не пустив туда хозяев площадки, но и в весьма драматичном поединке с Египтом завоевала бронзовые медали. Я прав?
— По-моему, ответ на ваш вопрос и не требуется. Паралимпиада, безусловно, стала лучшим для нашей команды турниром. В Пекине мы поднялись на высоту, о которой до сентября 2008-го могли только мечтать!
— Что еще, кроме собственно финала и пьедестала, вам понравилось на крупнейших соревнованиях четырехлетия?
— После завершения Игр и очень красочной церемонии их закрытия (кстати, флаг сборной России на ней нес легкоатлет из Екатеринбурга Артем Арефьев. — Прим. Ю. 0.) прошло уже три месяца, но я до сих пор не могу забыть фантастическое гостеприимство хозяев Игр. Такой заботы о людях, искренней доброжелательности, радушия я до Пекина не встречал нигде и никогда, ни в одной стране мира. К нам, участникам Паралимпиады, причем абсолютно ко всем, без исключений, китайцы относились не просто как к спортсменам-инвалидам, а как,
наверное, персонал «пятизвездочного» отеля относится к очередному заезжему миллиардеру — пылинки сдували! Для гостей делалось все возможное, чтобы они чувствовали себя в Пекине по-настоящему полноценными участниками этого праздника спорта и культуры.
— Свой самый яркий матч сборная России провела, конечно, в финале за третье место, обыграв в пяти сетах египтян?
— По накалу борьбы на площадке — безусловно. А вот по степени важности я бы выделил, скорее, самую первую игру турнира — с Китаем. Проиграй мы стартовый матч прекрасно подготовленной и очень сыгранной команде хозяев, о медалях на четыре года можно было бы забыть, боролись бы только за пятое-восьмое места. К счастью, нам удалось не просто победить, но и сотворить настоящую сенсацию.
— В чем именно вы превзошли считавшихся фаворитами китайских волейболистов?
— Прежде всего — именно в желании победить, в характере. Возможно, я и ошибаюсь, но мне показалось, что китайцы нас все же недооценили. А когда хозяева поняли, что россияне не столь слабы, как они поначалу представляли, и бросились в погоню, было уже поздно.
— О чем подумали, проснувшись утром знаменитым, заслуженным мастером спорта?
— А я, как и вся команда, не про-
том официально. Насколько я знаю, подобные протезы для лыжников-ам-путантов делают в Башкортостане.
— Между прочим, Танаткан, четыре года назад вы ведь получили в Москве еще одну спортивную награду — именно «штучного» производства!
— Совершенно верно, получил. В 2004 году меня признали лауреатом второй по счету Национальной спортивной премии «Слава» в номинации «Преодоление». На мой взгляд, эта высокая и очень красивая, в виде лаврового венка, спортивная награда, вполне может быть приравнена к боевому ордену Славы.
— Не припомните, кстати, какие именно соревнования выиграли в 2004-м волейболист Букин и его теперь уже знаменитый на весь мир «Родник»?
— Мы в четвертый раз подряд стали чемпионами России.


ВЕТЕРИНАР СО «СПОРТИВНЫМ»
УКЛОНОМ

— Танаткан, правильно ли будет написать, что Букин — самый титулован-
— В свое время мне приходилось читать о военном периоде вашей героической биографии, о службе в разведроте Воздушно-десантных войск, куда, не имея серьезной спортивной закалки, попасть в те годы было просто нереально. Из какой же спортивной секции или школы пришел в военкомат 19-летний призывник Танаткан Букин?
сыпался! По той простой причине, что накануне даже не ложился. Воспользовавшись тем, что в отеле для нас был установлен бесплатный интернет, мы буквально «оккупировали» гостиничные компьютеры и всю ночь напролет общались с родственниками и друзьями, принимали поздравления. Разумеется, не отказали себе в удовольствии и хорошо отдохнуть: посетили расположенный неподалеку развлекательный комплекс с многочисленными аттракционами и даже шикарным бассейном.
— Судя по тому, что и спустя три месяца после Игр вы продолжаете активно тренироваться, заканчивать свою спортивную карьеру явно не собираетесь?
— Не собираюсь. Во-первых, есть очень большое желание поехать на Паралимпиаду-2012 в Лондон. А во-вторых, хочу все-таки принять участие еще и в зимних Играх — пробежать олимпийскую трассу на любимых с детства лыжах.
— Как решаете очень серьезную проблему с протезом?
— Пока что приспособил обычную деревянную палку. Специальный протез, позволяющий не чувствовать во время бега отсутствие конечности, можно получить только в том случае, если начну заниматься лыжным спор-
ный спортсмен из числа тех уроженцев Советского Союза, кому выпала доля служить и воевать в Афганистане? Лично я, например, сумел вспомнить только троих профессиональных спортсменов-«афганцев» — футболистов Александра Домашевича (брестское и минское «Динамо»), Сергея Кузнецова (ижевский «Зенит» и па-ралимпийская сборная России), а также когда-то игравшего в хоккей за свердловский «Луч» и орский «Южный Урал» Дмитрия Гагарина. Вы знакомы с кем-то из них?
— К сожалению, нет. Как и с другими спортсменами-«однополчанами», которых видел только на телеэкране. Один из них, потерявший в Афгане обе ноги, очень серьезно увлекался альпинизмом, не раз ходил в высокогорные экспедиции. А еще один парень-«афганец» когда-то успешно занимался пауэр-лифтингом, жал штангу лежа. Учитывая же, что почти всем нам сейчас уже за сорок, вполне вероятен и тот факт, что в настоящее время я действительно являюсь единственным «афганцем», входящим в состав сборной России. Во всяком случае, на Паралимпиаде в Китае таковых, кроме меня, точно не было, я специально узнавал. Не было не только в российской, но и в других командах из бывшего СССР—СНГ.
— Была и спортивная секция, не скрою. Хотя начал я в ней заниматься довольно поздно, только после поступления на ветеринарное отделение Курганского сельскохозяйственного техникума. Наш областной центр всегда славился неплохой школой спортивной борьбы, особенно самбо и дзюдо, которыми я в техникуме и увлекся. И за три с половиной года учебы достиг звания кандидата в мастера спорта.
— В волейбол будущий призер Паралимпиады по этому виду спорта тоже играл?
— Хотя ростом для классического волейбола я и не вышел, но играть очень любил, устремлялся на площадку при первой же возможности. Играл и в своей деревне, и во время учебы в Кургане.


У МЕНЯ 15 «ПОБРАТИМОВ»!

— А вы, Танаткан, весной 86-го попали в другую «сборную страны»! Ту, из которой набирали кандидатов на не очень спортивную поездку в составе Ограниченного контингента советских войск — за рубеж, за «речку». О том, что будете служить именно в Афганистане, знали заранее?
— Уверен, что в «афганскую» команду, в «учебку» Кушкинского отдельного разведбата, попал совсем не случайно, нас целенаправленно готовили именно к участию в войне. Между прочим, первоначально в нее были отобраны по сто парней-спортсменов из разных областей России, в том числе из Курганской, Челябинской и Пермской. Но после различных проверок и тестов из них оставили только примерно по два десятка человек. Любопытно, что если «курганский» учебный взвод в/ч 61205 полностью состоял из моих земляков, то вот в пензенском» взводе оказался недобор, и туда перевели не только меня, но и моего друга и однокашника по техникуму Женю Челпанова.
— Челпанов вернулся домой?
— Да. В настоящее время тоже живет в Кургане, руководит одним из городских предприятий.
— Вы ведь рассказывали, что параллельно с учебой и занятиями спортом успевали тренировать
своих собачек. Почему же, в таком случае, вас обошли вниманием «покупатели» из Пограничных войск КГБ СССР? За что лишили зеленой фуражки?
— Честно говоря, я тоже рассчитывал стать именно пограничником. Даже на призывной пункт явился не один, а с прошедшей у меня очень качественный четырехлетний курс дрессуры немецкой овчаркой Елгой. Увы, но любимую собаку пришлось отправлять домой, в армию вместе с хозяином ее, к сожалению, не призвали.
— Почему?
— Не знаю. Возможно, что-то напутали с документами в ДОСААФе, где мы с Елгой состояли на учете. Ведь в Афган в итоге попала только половина моих друзей-спортсменов, а вот вторая половина действительно отправилась охранять границу страны.
— Которую вы, Танаткан, спустя несколько месяцев благополучно пересекли. Какого числа, помните?
— Этот день 1986 года трудно забыть даже при желании. Собираться на «войну» мы начали первого августа, а назавтра — аккурат в День ВДВ — высадились в Афганистане. Примечательно, что непосредственно по десантным подразделениям нас, выпускников Куш-кинской «учебки», лично распределял легендарный уже тогда Герой Союза Руслан Аушев.
— Если не ошибаюсь, будущий генерал и президент Ингушетии?
— Да, но в 86-м начальник штаба полка Аушев стал только майором.
— «Распределением» знаменитого на весь Афган Аушева остались довольны?
— Вполне, ведь вместе со мной и Челпановым в разведроту 180-го отдельного горнострелкового полка попали еще полтора десятка парней нашего призыва 86-I из Пензы. Мы, кстати, так все вместе и служили, до самого «дембеля». А впоследствии заняли почти все должности в штатном расписании младшего командного состава роты.
— Кем, в частности, стал разведчик Букин?
— У меня была старшинская должность — ротный санинструктор. Хотя в военном билете необходимую запись никто почему-то так и не сделал, по документам я как стал после «учебки» ефрейтором, так им и уволился.
— Могли бы после «дембеля» звание оформить, «задним числом».
— Не посчитал нужным. Больше всяких званий всегда ценил уважение ребят, его одними «лычками» не завоюешь, за деньги не купишь.
— Сколько боевых выходов и операций оказалось на счету де-факто старшины Букина?
— Свыше двух десятков. Один из самых памятных — участие в выводе наших полков из Алихеля. Мало того, что воевать тогда пришлось в очень сложных условиях гористой местности и в обширной «зеленке», где из-за любого дерева или кустарника могла вылететь пуля или граната, так нам еще и противостояла практически регулярная армия «духов». Не какие-то оборванные и малообучен-ные партизаны-моджахеды, как в самом начале войны, а прекрасно подготовленные и вооруженные пакистанскими и прочими зарубежными инструкторами, шикарно оснащенные профи. За каждый точный выстрел по «шурави» они получали деньги, для нас тогда просто немыслимые. Не понаслышке я знаком и с Салангом, и с Кандагаром, и с Гардезом, а в Пандшерском ущелье и вовсе был два раза. Причем, что хочу отметить особо, серьезных потерь наша рота, благодаря очень грамотным офицерам и хорошо обученным солдатам, не понесла.

ВЕТЕРАН АФГАНИСТАНА
ФЕВРАЛЬ 2009



— Со своими командирами впоследствии встречались?
— Переписываемся. Мой командир взвода сейчас живет в Украине, а ротный — на Балтике, в Калининграде.
— Увы, но один из боев для вас стал последним задолго до увольнения в запас и возвращения домой. Вы хорошо запомнили этот день, что тогда произошло?
— Поздней осенью 1987 года мы находились в Гардезе, принимали участие в знаменитой «Магистрали». Для многих, в том числе и для меня, это была, скорее всего, финальная операция. Весной мы должны были уходить на «дембель», и потихоньку начинали подготовку к встрече неписанного солдатского праздника...
— Под названием «Сто дней до приказа»?
— Именно его, долгожданного. Помню, что перед выездом некоторые мои сослуживцы даже решили специально побриться, чтобы встретить праздник в более-менее приличном виде. В задачу нашей роты входил захват господствующих над «укрепрайоном» высот и обеспечение беспрепятственного продвижения через перевал основных сил. И, в принципе, мы с ней справились, не сумев до конца обезопасить самих себя только от закопанных в землю душманских «подарков» — противопехотных мин. Видимо, понимая, что перевал им не удержать, «духи» успели обильно его заминировать. И во время «броска» к самой высокой точке, через открытое место, к тому же активно простреливаемое пулеметчиком, я на одну из мин и наступил. Взрывом оторвало только небольшую часть левой ноги, примерно до голени. Но пока ребята тащили меня в укрытие, раздался второй взрыв, в результате которого поврежденная нога пострадала вновь — на сей раз уже гораздо выше колена.
— А говорят, что в одну и ту же воронку бомба дважды не попадает...
— Вероятно, мой случай является исключением из правил.
— Дальнейший путь лежал, разумеется, в один из военных госпиталей?
— Вначале был медсанбат в Гарде-зе, куда меня переправили практически обескровленного и едва дышащего. А спасли не только врачи и санитары, но и ребята из местной разведроты, добровольно сдавшие несколько литров крови. Как я узнал позднее из своей «истории болезни», в мои жилы влили кровь сразу пятнадцати незнакомых прежде десантников, ставших, таким образом, моими настоящими «побратимами», братьями не только по оружию, но и по крови.
Вытащив буквально с «того света» и стабилизировав содержание гемоглобина, меня переправили на вертолете в Кабул, где сделали основную операцию по ампутации того, что осталось от ноги. А еще через месяц, в самый канун 1988 года, перевезли в Союз, в ташкентский госпиталь.
— Как мы уже выяснили, сержантских «лычек» вы так и не дождались. А государственных наград?
— За бой на перевале награжден орденом Красной Звезды, а еще раньше — медалью «За отвагу».
— Самой уважаемой в солдатских кругах!
— Помимо их, в свое время получил от Родины Почетный знак ЦК ВЛКСМ «Воинская доблесть», медаль «От благодарного афганского народа» и еще несколько менее значимых наград.


ВОДА«РОДНИКА» — ЖИВАЯ ВОДА!

— Выписавшись из госпита-
ля и окунувшись в «водоворот» так называемой перестройки, не утонули?
— К счастью, выплыл. Сил и закалки спортсмена и десантника хватило, хотя ни в родную деревню, ни даже в Курган так и не вернулся.
— Почему?
— Подумав, понял, что, имея фактически всего одну ногу, в деревне, особенно зимой, будет жить не слишком комфортно. И пока лежал в Свердловске, в 354-м окружном военном госпитале, решил получить высшее образование. В том же 88-м поступил на судебно-прокурорский факультет Свердловского юридического института, а через пять лет защитил в нем диплом. На втором курсе вуза женился на девушке по имени Алтын, на третьем мы переехали с ней в новую квартиру. 17 лет назад у нас родилась дочь Бахытгуль (по-казахски — «Цветок счастья»), а еще через четыре года появился на свет ее младший брат Арман («Мечта»).
— А как бывший ветеринар, десантник и дипломированный юрист оказался в спортивном клубе «Родник»? Откуда узнал о существовании «сидячего» волейбола?
— В 99-м я, еще на костылях, приехал на рынок за запчастями для автомашины, торговал которыми, как оказалось, мой будущий одноклубник Дмитрий Гордиенко. Мы разговорились, и он , узнав о том, что я когда-то занимался волейболом, пригласил поближе познакомиться с «сидячей» разновидностью игры и с командой, которой тогда остро требовались новые игроки. А на прощание Дима продиктовал номер телефона, позвонив по которому, я и дал согласие на дебют в составе «Родника».
— Быстро освоились на непривычной площадке?
— Быстро, за что огромное спасибо тренеру и ребятам из команды — Сергею Якунину, Дмитрию Гордиенко и другим. Всего через год я поехал в Омск на чемпионат России, где выиграл первую спортивную медаль. Правда, не совсем заслуженную (улыбается).
— Это еще почему?
— Вообще-то «Родник» занял тогда только четвертое место. Но из-за того, что стоявшая выше команда Москвы была дисквалифицирована, «бронзу» отдали нам, новичкам.
— Но настоящие-то медали ждать себя тоже ведь не заставили?
— Действительно, уже следующий чемпионат страны, 2001 года, мы закончили на первом месте, которое с тех пор никому не отдаем.
— Очень обрадовались первому «золоту»?
— Не то слово! Особенно потому, что несколько опрометчиво рассчитывали на официальное признание наших очевидных заслуг. Наивно считали, что если выиграли чемпионат страны, то вполне заслужили право считаться профессиональным спортивным коллективом и получать за свой нелегкий труд достойную зарплату.
— Ошиблись в расчетах?
— Поторопились. Первые, и очень небольшие деньги, мы стали получать (благодаря Дьякову и руководителю клуба «Родник» Людмиле Семенкиной) только четыре года назад. До 2004 же года тренировались, играли и побеждали в основном из любви к спорту. При том, что долгое время играли фактически без замен, одной шестеркой.


ГЕНА БУКИН — МОЙ РОДНОЙ БРАТ

— Где и как собираетесь отмечать священный для всех, кто прошел Афганистан, день 15 февраля?
— По всей видимости, дома, семьей. Наша команда незадолго до этого как раз вернется с тренировочно-оздоровительного сбора в подмосковном санатории «Русь».
— В Екатеринбурге встретили кого-нибудь из бывших сослуживцев?
— К сожалению, именно свердловчан в наш батальон в апреле 86-го почему-то и не призвали. Впрочем, кое-кого из екатеринбургских «афганцев» я тоже хорошо знаю. Как оказалось, одним из тех пятнадцати парней-доноров, 21 год назад спасших мне в Гардезе жизнь, был и нынешний руководитель городского Союза ветеранов Афганистана Эдуард Вербецкий — мой вечный брат по крови. С упомянутой выше поездкой в «Русь» нашей команде помог возглавляемый Василием Стародубцевым и Александром Лапаницыным Российский фонд инвалидов войны в Афганистане. Еще со студенческих времен дружу с председателем Союза ветеранов ВДВ Владимиром Мезенцевым.
— Извините, Танаткан, а у вас никогда не появлялось желание вновь, спустя два десятка лет, побывать в Афганистане, снова увидеть Саланг, Гардез и Пандшер?
— Возникало, и не раз. Надеюсь, что когда-нибудь оно обязательно сбудется.
— Не опасаетесь возможной негативной реакции на приезд «шурави» со стороны потомков тех, с кем вы тогда воевали?
— Не опасаюсь, наша война уже давно закончилась. О чем говорить, если сами афганцы признают, что в 80-е им жилось гораздо лучше и легче, чем сейчас, при американцах. Ведь из Союза в Афганистан ввозили не только автоматы и гранатометы, но и строительные материалы, горючее, продовольствие, медикаменты. Именно советские специалисты помогали налаживать разрушенную войной экономику страны. Благодаря помощи именно СССР, в Афганистане появились первые хорошие дороги и аэродромы. А во-вторых, и это опять же, по словам самих жителей, наша армия сражалась честно, по-мужски, один на один. В отличие опять же от американцев и их союзников по НАТО, предпочитающих воевать, используя в основном массированные бомбардировки всего, что им попадается на глаза.
— Вам, непосредственному очевидцу и участнику афганской войны, понравился нашумевший фильм Федора Бондарчука «9 рота»? Насколько он, на ваш взгляд, правдив и справедлив?
— В достаточной степени. Хотя, разумеется, сценарист и режиссер имели право на некоторые вольности и неточности. Скажем, лично мне показалось, что Бондарчук собрал вместе, соединил события и факты, которые либо происходили, либо могли произойти в разные годы и в разных местах. Не очень, по-моему, правдива и жизненна история с девушкой по прозвищу Белоснежка.
— И последний вопрос, раз уж мы затронули тему искусства - об артистах, которые нередко приезжали в Афганистан с концертами. Вам удалось кого-то из них увидеть?
— Перед нами не раз выступали очень популярные в войсках музыкальные группы «Голубые береты» и «Каскад», для солдат пели Лев Лещенко и Александр Розенбаум. К сожалению, концерт Розенбаума в нашей части я пропустил, был на выезде. Но к его песням, посвященным Афганистану, отношусь очень хорошо, нередко даже сам их исполняю. Благо, на гитаре играл и до, и во время армейской службы.

Юрий ОВОДОВ Фото Татьяны Андреевой и из личного архива Танаткана Букина

http://old.old.rsva-ural.ru/


навигация

56 ОДШБр
СПЕЦНАЗ

Афганский фотоархив

Воспоминания, дневники

Карты Афганистана
Военная история
Техника и вооружение
Законы о ветеранах
Советы Юриста
Страница Психолога
Военно - патриотическая работа
Поиск однополчан
Гостевая книга
Ссылки
Контакты
Гимн СОО РСВА
Российский Союз ветеранов Афганистана
Победители - Солдаты Великой Войны
Таганский ряд
Музей ВДВ \
Автомат и гитара - стихи и песни из солдатских блокнотов
Ансамбль ВДВ России Голубые береты
СВЕРДЛОВСКАЯ ОБЛАСТНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ РОСТО (ДОСААФ).
 Комитет по делам воинов-интернационалистов при Совете глав правительств государств - участников Содружества.
Записки офицера спецназа ГРУ.


2006-
Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /home/u64173/old.rsva-ural.ru/www/footer.inc.php on line 236
2019 (с) РСВА Свердловская область

Все права защищены, полное или частичное копирование материалов с сайта только с согласия владельца вопросы и предложения направляйте по адресу info@old.rsva-ural.ru
Разработка сайта
Дизайн студия D1.ru

Всего посетителей: 13914328