навигация
Главная
О нас
Правление
Президиум Правления
Наш фотоархив (мероприятия, праздники)
Наша газета
Страница Юрия Исламова
Книга памяти (Свердл. обл.)
Мемориальная доска 40-й Армии
Афганский мемориал Погранвойск
Семьи погибших
Памятники и мемориалы
Музей "Шурави"
Творчество ветеранов
Культурный центр "Солдаты России"
Воины Отечества
Видео архив
Новые книги
Справочник - Меры социальной поддержки


Патриотическое радио ОТЧИЗНА

70 лет Великой Победы

 Министерство обороны Российской Федерации
(Минобороны России)

Екатеринбургское суворовское военное училище          Министерства обороны Российской Федерации

Вшивцев Владимир Сергеевич

Свердловский региональный Совет сторонников партии “ЕДИНАЯ РОССИЯ»

поиск

МБУ "Музей памяти воинов-тагильчан, погибших в локальных войнах планеты"

Фонд
"Вечная память"
(г. Москва)

Свердловчане,
не получившие награды

С Днем Рождения побратимы!

Встречи однополчан

Помяните нас живые!

Нижнетагильский центр социального обслуживания ветеранов боевых действий и членов их семей








СПЕЦНАЗ НА ТРОПЕ ВОЙНЫ.
«...сделать то, что выполняли спецназовцы в
Афганистане, под силу только беспредельно
мужественным и решительным солдатам. 
Люди, служившие в батальонах спецназа,
были профессионалами самой высокой пробы».
Громов Б.В., командующий 40-й армии.

   В  афганской войне получил боевое крещение спецназ Главного Разведывательного Управления (ГРУ) Генерального Штаба.
  Части специального назначения, сформированные в начале 50-х годов, как отдельные роты (позднее отряды), в 1962 году были сведены в бригады 4-х отрядного состава. К 1979 году спецназ насчитывал 14 бригад окружного подчинения (в основном неполного состава)  и около 30 отдельных рот в составе армий и групп войск.
   Первую боевую операцию в Афганистане - штурм дворца афганского диктатора Амина - провели военнослужащие спецназа из «мусульманского батальона» и сотрудники спецподразделений КГБ.
   История «мусульманского батальона» - отряда особого назначения ГРУ, - интересна. Он был сформирован летом 1979 года в 15-й отдельной бригаде специального назначения (обрСпН) Туркестанского военного округа (ТуркВО), для выполнения особых заданий в Афганистане.
   В отличие от небольших отрядов армейского спецназа в «мусульманском батальоне» насчитывалось  520 человек, и имелась бронетехника (около 50 БМП, БТР, несколько зенитно-самоходных установок – ЗСУ - 23-4 «Шилка»).
   В отряд входило 4 боевые роты (две  роты СпН – на БТР-60пб, одна СпН - на БМП-1, рота спец. вооружения - на БТР-60пб),  рота обеспечения, 2 отдельных взвода (связи и зенитно-артиллерийский).
   Отбор в отряд был особым - набирали военнослужащих, включая офицеров, из коренных жителей Средней Азии из частей и соединений войск ТуркВО  и Среднеазитского ВО. Формировал отряд офицер центрального аппарата ГРУ полковник В.Колесник (бывший командир 15-й бригады СпН ТуркВО), командиром был назначен  майор Х. Халбаев.
   Для военнослужащих отряда была подготовлена форма афганской армии, так как  предполагалось, что они будут охранять афганского лидера Тараки (при сохранении  в тайне присутствия в Афганистане советской воинской части).
   После убийства в сентябре 1979 года Тараки и прихода к власти Амина было решено использовать отряд для свержения нового афганского лидера, неугодного советскому руководству.
   Используя просьбы Амина, об усилении его охраны советскими военнослужащими, в первых числах  декабря отряд с техникой был переброшен на военно-транспортных самолетах в Афганистан и  дислоцирован в Баграме; 15 декабря отряд был передислоцирован в Кабул и вошел в бригаду охраны резиденции Амина  -  дворца Тадж-Бек  на окраине афганской столицы.
   Заняв позиции около дворца, отряд начал тайную подготовку к штурму; кроме «мусульманского батальона» в штурмовой отряд вошли 2 спецгруппы из офицеров КГБ и рота 345-го полка ВДВ. Руководителем штурма Тадж-Бек был назначен полковник В.Колесник.
   Основной задачей отряда являлось нейтрализация бригады охраны, переброска на технике к дворцу штурмовых групп КГБ и поддержка их огнем при штурме. Противостояли советским подразделениям около 1,5 тыс. афганских военнослужащих: 4 батальона бригады охраны и личная гвардия Амина.
   Операция «Шторм-333» по свержению Амина началась вечером 27 декабря 1979 года. Огнем отряда были подавлены батальоны охраны вокруг дворца, затем, под прикрытием «Шилок», вперед устремились бронемашины двух рот с десантом из сотрудников КГБ и спецназовцев. Остальные подразделения отряда, подавив сопротивление афганских военнослужащих, приступили к разоружению батальонов внешней линии охраны.
   Непосредственно в помещениях дворца бой вели спецгруппы КГБ «Гром» и «Зенит», но в ходе боя бойцы спецназа также проникли в  Тадж-Бек.
   После сорока трех минут тяжелого боя штурмующие полностью захватили дворец (во время штурма Амин был убит).
   Во время штурма и разоружения бригады охраны отряд потерял 6 человек убитыми, 35 человек было ранено.
   В Кабуле отряд находился до 8 января 1980 года, потом был передислоцирован в Чирчик и вошел в 15-ю бригаду СпН под номером «154-й».
   Учитывая полученный боевой опыт, по образцу «мусульманского батальона» в начале 1980 года было сформировано 2 отряда, аналогичных по структуре и составу, в бригадах СпН Закавказского и Среднеазиатского ВО.   
    В 40-й армии было штатное подразделение армейского спецназа: 459-я отдельная рота СпН, введенная в феврале 1980 года и укомплектованная добровольцами из бригады ТуркВО. В роту входило 4 разведгруппы и группа связи (в декабре 1980 года появилось 11 БМП-1).
    «Кабульская» рота была первым подразделением СпН, постоянно участвовавшим  в «афганской» войне:  на начальном этапе рота проводила операции  по  всей  территории   страны (первый разведвыход, под Алихейлем в провинции Пактия, провела группа старшего лейтенанта В. Сомова 22 марта 1980 года.) В основном,  применялась классическая тактика ведения разведки, новая спецтактика только отрабатывалась.             
    Наибольшую известность получила операция роты, под командованием капитана В. Москаленко, в апреле 1982 г. на афгано - иранской границе, проведенная совместно с 2 десантными батальонами. Из-за ошибки вертолетчиков десант был высажен в Иране и атаковал иранский погранпост; только после 3-х часового пешего перехода спецназ вышел в заданный район и приступил к выполнению задачи. Была разгромлена перевалочная базы Рабати-Джали, уничтожено 1,5 тонны опиум-сырца и большое количество вооружения.
    Первые годы войны в Афганистане показали, что советские войска не готовы к антипартизанской войне, попытки вести боевые действия против мятежников традиционными способами были малоэффективными и не давали результата.   
    Опыт локальных конфликтов после Второй Мировой войны показал, что наиболее эффективными в борьбе с партизанским движением являются части специального назначения: английская «Специальная авиадесантная служба» (САС) сумела разгромить партизанское движение в Малайзии и Омане.
    Успешные действия «Кабульской» роты за первые годы войны позволили накопить опыт применения спецназа в условиях Афганистана. Было принято решение усилить спецназ 40-й армии.
    В конце 1981 года начинается ввод отдельных отрядов СпН*: 154-й ооСпН/«1-й  батальон» (бывший «мусульманский») и 177-й ооСпН/«2-й батальон» (из 22-й обрСпН Среднеазиатского ВО), укомплектованные добровольцами (офицеры и прапорщики -100 %, сержанты и солдаты- 80 %). В целях маскировки, в Афганистане отряды СпН условно именовались - «отдельные мотострелковые батальоны», номер присваивался по времени ввода.
   «Батальоны» дислоцировались в северных провинциях Афганистана и занимались обеспечением безопасности в районах, прилегающих к советско-афганской границе. Первую операцию «батальоны» провели в январе 1982 года: был уничтожен базовый район мятежников «Дарзаб», что способствовало снижению активности оппозиции в северных провинциях.
   Летом 1982 года, после ввода на север Афганистана подразделений советских пограничных войск, спецназ был  переброшен южнее и действовал в центральных районах страны («1-й батальон» – под Айбак, «2-й батальон» – Руха в Панджшере, с марта 1983 года – Гульбахор).
   Об  эффективности деятельности спецназа говорит  тот факт, что на трассе Ташкурган - Пули-Хумри, где  действовал «1-й батальон», с августа 1982 г. по ноябрь 1983 г., не было ни одной засады мятежников на советские колонны (мятежники уничтожались на подходах к дороге). В «батальоне» были сформированы  внештатные подразделения - 2 группы из офицеров управления отряда и кавалерийский взвод (применявшиеся непродолжительное время.) 
   «2-й батальон» был первой советской частью, вставшей постоянным гарнизоном в знаменитом Панджшерском ущелье. Во многом благодаря, успешным действиям спецназа против отрядов полевого командира Ахмат - Шаха «Масуда» мятежники пошли  на перемирие в этом районе      (но и потери отряда составили около 30 % от всех потерь за 7 лет пребывания в Афганистане.)
   В начальный период деятельности спецназа в Афганистане «батальоны» действовали, как общевойсковые подразделения (для усиления каждому батальону придавалось по танковой роте (взводу), гаубичная и (или) реактивная батареи). Такое применение не соответствовало подготовке и задачам спецназа, и снижало боевой потенциал.
   Подобная практика существовала из-за нехватки боевых подразделений в 40-й армии и недооценки советским командованием специфики партизанской войны в Афганистане.

        
    Подготовкой военнослужащих для «афганских» подразделений занималась внештатная учебная рота 15-й бригады СпН в Чирчике (с 1984 года – батальон). Наводчики-операторы и механики-водители для бронемашин, другие специалисты приходили из общевойсковых учебных частей.
    В начале 1984 году подразделения СпН приступили к созданию заслона на пути снабжения мятежников оружием, боеприпасами и материальными средствами из лагерей оппозиции  на территории Пакистана и Ирана, что не удавалось сделать с начала войны. Попытки перекрыть границу путем воздушного патрулирования и минирования караванных троп с воздуха не принесли успеха.
   Исходя из новых задач, в марте  1984 года, была проведена передислокация спецназа к пакистанской границе: «1-й и 2-й батальоны» переброшены в Джелалабад и под Газни (соответственно); в феврале, под Кандагар был введен 173-й ооСпН/«3-й батальон» (из 12-й обрСпН Закавказского ВО).
   В апреле 1984 года была проведена операция по блокированию части границы Пакистана и создана зона «Завеса» по линии Джелалабад - Газни - Кандагар.
   Выполнение задач по перекрытию границы требовало больших сил, и поэтому в конце 1984-начале 1985 г.г. спецназ был усилен вдвое.
   Было введено 4 новых отряда: 668-й ооСпН/«4-й батальон» (из 9-й обрСпН, Киевский ВО) - под Баграм (сентябрь 1984 - март 1985 года), в начале 1985 года передислоцирован под Бараки; 334-й ооСпН/«5-й батальон» (из 5-й обрСпН, Белорусский ВО) - Асадабад; 370-й ооСпН/ «6-й батальон» (из 16-й обрСпН, Московский ВО) - Лашкаргах; 186-й ооСпН/«7-й батальон» (из 8-й обрСпН, Прикарпатский ВО) - под Шахджой. Был также сформирован, непосредственно в Афганистане, 411-й ооСпН/«8-й батальон» - около «Фарахского моста», под Даулатабадом.*
   Все отряды были сформированы по образцу «мусульманского батальона», с изменениями в организационно-штатной структуре. Отряды вошли в две бригады СпН, управления которых (вместе с  подразделениями обеспечения) ввели в Афганистан в марте 1985 года: в каждую бригаду входило по 4 отдельных отряда СпН, отряд спецрадиосвязи и 3 отдельные роты (автомобильная,  материального обеспечения и комендантская).
   Каждой бригаде придавался смешанная эскадрилья из вертолетных полков авиации армии. Позднее в штат были введены отдельные вертолетные эскадрильи (овэ): в 22-й бригаде - 205-й овэ (Лашкаргах - с 12.1985 г.), в 15-й бригаде – 239-я овэ (Газни, с 1.1986 г.)
   В 22-ю бригаду СпН (из Среднеазиатского ВО), вставшую в Лашкаргах, вошли: «3-й Кандагарский», «6-й Лашкаргахский», «7-й Шахджойский», «8-й Фарахский батальоны»;  в 15-ю бригаду СпН ТуркВО (Джелалабад): «1-й Джелалабадский», «2-й Газнийский», «4-й Баракинский», «5-й Асадабадский батальоны». «Кабульская» рота осталась отдельной, в подчинении начальника разведки армии.
   Для того, чтобы отряды СпН наиболее полно использовались для боевой деятельности и не отвлекались на охрану своих гарнизонов, совместно с ними дислоцировались мотострелковые и десантные батальоны, усиленные артиллерией, которые обеспечивали  безопасность районов дислокации спецназа.
   Семь «батальонов» дислоцировалось около пакистанской границы, один - на иранской границе. Они действовали на более чем сотни известных караванных маршрутах,  препятствуя проникновению в Афганистан караванов с оружием и боеприпасами, и новых отрядов мятежников.  
   Всего к лету 1985 года в Афганистане находилось 7 «батальонов» («8-й батальон» был укомплектован к концу года) и отдельная рота, которые могли сформировать до 80 разведгрупп. В интересах спецназа действовала и 897-я отдельная разведывательная рота армейского подчинения, выделявшая в каждый отряд по отделению разведывательно-сигнализационной аппаратуры «Реалия -У».  
   Для решения боевых задач подразделения СпН выделяли разведгруппы (штатная группа СпН, усиленная радистом, саперами, гранатометчиками, 1-2 огнеметами «Шмель», 1-2 расчетами автоматического гранатомета «АГС-17»), разведотряды (1-2 усиленные роты)  и досмотровые группы - ДГр. Боевые действия разведгрупп и разведотрядов поддерживали бронегруппы из состава отрядов, а также артиллерия и армейская авиация.


    Для координации деятельности СпН в разведотделе 40-й армии был создан Центр боевого управления (ЦБУ) - группа «Экран» в составе 4-5 офицеров, с подчинением заместителю начальника разведки армии по специальной разведке (подобные ЦБУ действовали во всех  бригадах  и   отрядах СпН).  Но непосредственное руководство подразделениями СпН осуществлял не начальник разведки, а заместитель начальника штаба армии.
   В том же 1985 году в Чирчике сформировали 467-й учебный полк СпН 3-х батальонного состава (на базе 15-й бригады СпН), где готовили разведчиков спецназа для службы в Афганистане, остальные специалисты приходили из общевойсковых учебных частей.
   В афганской войне спецназ выполнял следующие задачи:
 - разведка и доразведка;
 - уничтожение формирований мятежников и караванов;
 - вскрытие и уничтожение баз и складов, «исламских» комитетов;
 - захват  пленных,
 - ведение  вертолетной разведки караванных маршрутов и досмотр караванов;
 - минирование караванных путей и установление на них  разведывательно - сигнализационной  аппаратуры;
 - выявление районов сосредоточения  мятежников, складов с вооружением и боеприпасами, мест дневок караванов и наведения на них авиации (с последующей проверкой результатов  авиационных ударов).
    Подразделения  СпН решали эти задачи в основном путем ведения засадных действий, налетами, патрулированием ДГр на вертолетах, а также рейдовыми действиями.
    Примером успешного налета служит операция разведотряда капитана Г. Быкова из «Джелалабадского батальона» в феврале 1985 года, когда спецназ ночью «просочился» в кишлак и, используя автоматы с приборами бесшумной стрельбы (ПБС)  и холодное оружие уничтожил около 50 мятежников, включая 28 полевых командиров. Спецназ потерь не понес.
   Одним из важнейших способом добывания разведданных о караванах мятежников, перевалочных базах и местах складирования вооружения и боеприпасов был поиск, который обычно осуществлялся ночью, в пустынных районах.
   Разведывательно-поисковые действия велись, обычно, в составе разведгруппы или разведотряда. Для повышения мобильности подразделения передвигались на бронетехнике или машинах повышенной проходимости, разведка проводилась в  районах, контролируемых мятежниками, на известных караванных маршрутах.  Поиск  носил рейдовый характер, продолжительность действий составляла 5-6 дней.
   23-25 ноября 1986 года разведотряд капитана Быкова («Асадабадский батальон»), ведя поиск западнее Джелалабада, по полученной информации пленного, без потерь со стороны спецназа, уничтожил 3 склада с вооружением и боеприпасами. В данном случае боевые действия велись по схеме: поиск – засада – налет.
   Для повышения огневой мощи, на грузовых автомобилях специально устанавливалось тяжелое вооружение: пулеметы «Утес», «ДШК» и автоматические гранатометы «АГС-17» (в Лашкаргахе при использовании для нападения из засады  грузовиков «Урал 4520» применялись зенитки «ЗУ-23-2» или 14,4-мм крупнокалиберные  пулеметы  Владимирова).
   Иногда поиск велся под маскировкой: личный состав переодевался в афганскую национальную одежду, и использовались трофейные машины «Тойота», «Симург», «Датсун».
   Один из первых подобных разведрейдов провела группа старшего лейтенанта П. Кулева (5 человек) из «Газнийского батальона» в октябре 1984 года: за три дня на машине было пройдено 200 км по маршруту Газни – Мукур - Газни. Группа вернулась на базу без потерь.
   В «Лашкаргахском батальоне», после захвата в декабре 1986 года группой лейтенанта С. Дымова каравана из 9 автомобилей, такие операции, но уже по перехвату и уничтожению караванов мятежников, проводились в течение 1,5 лет.
   В январе 1987 года  была впервые проведена подобная боевая операция: группа лейтенанта Г. Должикова на   трех  «Тойотах» и одном «Урале», под видом каравана мятежников, сблизилась на встречном курсе с отрядом  мятежников на 3 машинах и внезапным огнем уничтожила его.
   Весьма  эффективными были облеты караванных маршрутов на вертолетах, с досмотровыми группами на борту, когда данные воздушной разведки реализовывались тут же, по решению командира группы. Например, за первые шесть месяцев 1987 года из общего количества облетов результативными было 168 или 20 %.
*См. таблицу № 3
 **См. схему № 2
   Основной целью были караваны: после обнаружения каравана вертолеты совершали облет и подавали сигнал на  остановку, затем 2 вертолета совершали посадку около каравана и группа, под прикрытием второй пары вертолетов проводила досмотр груза.* 
   В случае оказания сопротивления караван уничтожался ударами с воздуха, после высаживался спецназ: захваченное вооружение, боеприпасы и пленные доставлялись на базу (или  уничтожались).
   Именно на облете был захвачен первый американский переносный зенитно-ракетный комплекс (ПЗРК) «Стингер»: 5 января 1987 года группа лейтенанта В. Антонюка из «Шахджойского батальона», под командованием майора Е. Сергеева, заметила группу мятежников на мотоциклах и атаковала их с воздуха, в ответ по вертолетам было произведено два неудачных пуска  ракет. Высадившийся спецназ уничтожил противника и захватил  один «Стингер».
   Состав досмотровой группы обычно включал 15 - 20 человек (усиленные 1-2 расчетами «АГС-17», огнеметчиками и гранатометчиками) и перемещался на двух транспортно-боевых вертолетах «Ми-8», под прикрытием пары или двух пар вертолетов боевой поддержки «Ми-24».
   Для выполнения этих задач каждому отряду придавалась вертолетная эскадрилья или  отряд из 8 - 10 машин, что позволяло вести воздушную разведку на удалении до 120 километров от базы сразу в нескольких направлениях. В сутки совершалось, как правило, 2 - 3  вылета, каждый продолжительностью до 90 минут.
   Во время таких облетов перехватывались не только одиночные машины и отдельные группы, но крупные караваны, тогда на помощь ДГр перебрасывалось на вертолетах и бронетехнике подкрепление из отряда.    
   Но при сильной системе ПВО мятежников и в «кишлачной зоне» эффект от применения вертолетов был невелик, существовала опасность потерь машин и людей.
   В «Газнийском батальоне», в декабре 1987 года, во время эвакуации группы после досмотра каравана, было сожжено два «МИ-8». В апреле 1988 года при прикрытие ДГр «Джелалабадского батальона» был сбит ракетой  из  ПЗРК  «МИ-24», экипаж которого погиб. В «Кандагарском батальоне», из общего числа боевых потерь , 25 % потерь приходиться на погибших в сбитых вертолетах; в «Лашкаргахском батальоне» - более половины потерь. 
   Наиболее эффективным был перехват караванов путем создания засад на известных караванных маршрутах.
   Выходу предшествовала работа разведки: постоянное наблюдение за караванными тропами, уточнение полученных разведданных о проходе каравана, разработка способов незаметного выдвижения к  месту засады и другие спецмероприятия.
    Вооружение разведчиков в засаде было штатным, имелись 3-4 прибора ночного видения (ПНВ) и несколько ПБС. На задание брался увеличенный боекомплект, 3-4 гранатомета РПГ-18 «Муха» (вместо штатных «РПГ-7»), саперы имели большой запас мин направленного действия и осколочных противопехотных мин заграждения.
   Для обмана противника использовались различные способы выхода на операции. Например, группа выдвигалась на засаду внутри бронетехники (или в грузовиках, замаскировавшись в кузове среди груза) и десантировалась на ходу во время движения. В другом случае, вертолеты с десантом на борту совершали несколько ложных посадок, чтобы ввести в заблуждение разведку мятежников.* Применялись и другие обманные маневры.
   Получив разведданные, о предполагаемом проходе каравана, спецназ вылетал  на вертолетах или выдвигался на технике в заданный район: за 15 - 20 км до места будущей засады спецназовцы спешивались, техника уходила на базу или ближайший советский пост. Подразделение совершало пеший переход к месту засады (обычно в ночное время суток).
   Перехватив и уничтожив караван, спецназ после боя быстро уходил на вертолетах или бронетехнике, забирая с собой трофейное вооружение и боеприпасы. Захваченный транспорт обычно уничтожался, но при возможности перегонялся в пункт дислокации (в некоторых отрядах был небольшой парк трофейных машин и мотоциклов).
  Успешную засаду в конце августе 1984 года провела группа лейтенанта А. Рожкова из «Кандагарского батальона». Скрытно десантировавшись, во время движения колонны БМП, группа ночью перехватила и уничтожила 3 автомобиля с грузом оружия и боеприпасов, было убито более 50 мятежников, захвачено 3 ДШК и другое вооружение (это был уже второй караван группы за август).


   В случае задержки эвакуации группа подвергалась опасности попасть в окружение: в такой ситуации в октябре 1987 года погибло 14 человек  из группы старшего лейтенанта О. Онищука из «Шахджойского батальона». 
   Мятежники стали прибегать к приему, позволявшему избегать потерь больших караванов: после перехода границы грузы разгружались и складировались, потом в течение нескольких дней отправлялись дальше небольшими партиями.
   Поэтому спецназ стал активно применять налеты  в составе усиленного разведотряда на укрепрайоны и перевалочные базы, в которых могли располагаться стоянки караванов и склады.
   Результативной была операция 2 «батальонов» - «Джелалабадского» и «Асадабадского (капитаны Р. Абзалимов и Г. Быков соответственно) в январе 1986 года по разгрому крупного базового района «Саргандчина» около пакистанской границы. При минимальных потерях было уничтожено 70 мятежников и 5 складов с вооружением и боеприпасами, захвачено 2 ПЗРК, 2 зенитные горные установки (ЗГУ), 7 пулеметов «ДШК», 3 миномета, 2 безоткатных орудия (БО) и большое количество боеприпасов.
   Но попытка командования этих «батальонов» повторить успех, в марте того же года, при разгроме базы «Карера», привела к потерям среди спецназа и вызвала международный скандал, т.к. база находилась на пакистанской границе и наши солдаты оказались на территории Пакистана.
   Самый большой вред наносила хорошо организованная разведка  и  контрразведка мятежников, иногда вскрывавшей боевые операции еще на начальном этапе.     
   Неудачно закончилась засада разведотряда майора В. Удовиченко из «Кандагарского батальона» в октябре 1987 года: по информации, полученной от афганской разведки, предполагалось перехватить и уничтожить одну из банд мятежников, действовавшую в Кандагаре ночью.
   Первоначально все шло по задуманному плану: спецназ, используя два грузовика, скрытно выдвинулся в район засады и «оседлал» дорогу в 4-5 км от города, после появления передовых разведдозоров мятежников их попытались обезоружить, но те успели дать сигнал тревоги, и  разведчики  были атакованы превосходящими силами противника.
   Позднее стало известно, что была подсунута дезинформация, и уже несколько дней мятежники искали спецназ, который собирался выйти на задание.
   В ходе тяжелого 6-часового боя в окружении из 32 разведчиков погибло 12 человек, включая командира, почти все остальные были ранены. Если бы  не подошла помощь, то погиб  весь отряд. Потери мятежников составили более сотни убитыми.
   Слабой стороной спецназа являлась непродолжительность боевых операций, т.к. обычно через 2-3 дня разведгруппы выявлялись мятежниками и были вынуждены срочно эвакуироваться. Отрицательное влияние оказывали и ряд других причин: тяжелые климатические условия, дислокация отрядов в густонаселенных районах (что мешало скрытому выдвижению спецназа на задания), нехватка необходимого количества вертолетов, отсутствие на вертолетах приборов для ночных полетов, а также недостаток современных малогабаритных радиостанций, батарей к  радиостанциям и  приборам ночного видения.
    После объявления в Афганистане в январе 1987 года «политики национального примирения» и сокращением, в связи с этим, числа боевых операций советских войск только отряды СпН остались наиболее активной частью 40-й армии и продолжали выполнять свои задачи в прежнем объеме. Исламская оппозиция отвергла мирные предложения афганского правительства, и количество караванов, идущих в Афганистан увеличилось в несколько раз.
    Именно  в  этот период  были  уничтожены  несколько огромных караванов. В мае 1987 года, группа старшего лейтенанта П. Трофимова  из «Баракинского батальона» на облете обнаружила караван  в 400 вьючных животных на дневке и атаковали его, несмотря на пятикратное превосходства мятежников. Группа задержала караван на 2,5 часа, и за это время отряд успел блокировать район - было захвачено 62 ПЗРК (56 китайских и 6 английских), 7 БО, 300 РС, 340 кг взрывчатки и большое количество боеприпасов.
    Через месяц  группой лейтенанта А. Деревянко из «Газнийского батальона» был перехвачен караван из 204 верблюдов с охраной  в 300 мятежников. При помощи подкрепления  было захвачено 3 установки залпового огня (ПУ РСЗО), 5 ЗГУ, 3 БО, 5 минометов, 240 мин к ним и 400 кг взрывчатки.
    Только за 1987 год подразделения спецназ перехватили и уничтожили 332 каравана. Но, несмотря на все успехи, перехватывалось 12-15 % от общего числа караванов из Пакистана и Ирана, хотя некоторые батальоны ежемесячно уничтожали 1-2.
    По словам самих спецназовцев и данным разведки, лишь в одном из трех выходов спецназ имел столкновение с противником. Но всегда спецназ был морально настроен на победу, благодаря высокому боевому духу солдат, сержантов и офицеров.         
   С мая 1988 года начался вывод 40-й армии из Афганистана:  в мае в Союз вернулись управление 15-й бригады и 2 «батальона» - «Джелалабадский» и «Асадабадский», «Шахджойский батальон» 22-й бригады и «Кабульская» рота. В августе выведена 22-я бригада СпН в составе трех «батальонов» - «Лашкаргахского», «Кандагарского» и «Фарахского».
    Два «батальона» 15-й бригады СпН («Газнийский» и «Баракинский») были передислоцированы в Кабул и, до конца вывода войск, выполняли боевые задачи по обеспечению безопасности столицы Афганистана. Эти подразделения  вышли в феврале 1989 года, прикрывая последние колонны.
    В  Афганистане были отработаны новые способы выполнения разведывательных задач  и  проведения  спецмероприятий. Спецназ не выполнял чисто разведывательных задач в интересах   боевых действий войск армии, разведка велась только для реализации своих собственных боевых задач в ходе их выполнения (то есть - разведка на себя).
    Из-за отсутствия полной информации по всему «афганского» периода боевой деятельности спецназа не представляется возможным дать подробный анализ по каждому отряду, но известно, что подразделения спецназ уничтожили свыше 17 тыс. душманов, 990 караванов,332 склада и захватили 825 пленных.
    Безвозвратные потери отрядов спецназа составили около 700 человек (включая небоевые и санитарные): в 15-й бригаде - около 500, в 22-й бригаде – около 200.*
    По некоторым оценкам, спецназ давал до 50 % результатов боевой деятельности всей 40-й армии, составляя от общей численности советских войск в Афганистане около 5%.
    За героизм и мужество 7 военнослужащих спецназа были удостоены звания «Героя Советского Союза»: рядовой Арсенов (посмертно), капитан Горошко, мл. сержант Исламов (посмертно), полковник Колесник, лейтенант Кузнецов (посмертно), сержант Миролюбов, ст. лейтенант Онищук (посмертно);  около 9 тысяч награждены боевыми наградами.
    Высока оценка деятельности спецназа американцами: «...единственные советские войска, которые воевали успешно - это СИЛЫ СПЕЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ» (газета «Вашингтон пост», 6 июля 1989 года).


ПОСЛЕСЛОВИЕ
Организация и ведение специальной разведки ВС в I чеченскую компанию (1994-96 гг.)

   К сожалению, надо отметить, что афганский опыт оказался не востребованным в Советской, а позднее и в Российской армии. Несмотря на полученный боевой опыт, никаких изменений в систему подготовки специальной разведки, внесено не было.
   Более того, из штатов отрядов СпН, прошедших Афганистан была выведена бронетехника и изъято тяжелое вооружение (автоматические гранатометы и крупнокалиберные пулеметы), существенно сократили подразделения обеспечения и минирования. Только по личной инициативе офицеров-«афганцев» в некоторых частях СпН в обучение личного состава применялись «афганские» наработки.
    Развал Советского Союза негативно отразился на частях  СпН,  как  на  всей армии. Из 15 бригад СпН только 9 вошли  в состав российской армии, причем в конце 1991 года бригада в Прибалтийском ВО была расформирована. Две другие бригады были передислоцированы из Закавказья на территорию России и долгое время занимались, в основном, обустройством своих новых гарнизонов, что не могло не сказаться на уровне их подготовки. В таком же положении находилась и бывшая бригада ГСВГ,  выведенная  из  Восточной Германии в 1990 году.
    К концу 1994 года Российская армия располагала 8 отдельными бригадами СпН сокращенного состава (2-3 отряда СпН, отряд спецрадиосвязи и подразделения обеспечения).
    После начала разворачивания группировки федеральных войск, перед вводом на территорию Чеченской республики, во всех бригадах началось спешное разворачивание и комплектование отрядов СпН (по временным штатам) для выполнения боевых задач на Северном Кавказе. За основу временного штата был взят штат периода афганской войны (с небольшими вариациями в каждом отряде). В отряды передавалась бронетехника (БТР-70/ 80) из состава мотострелковых частей.
   На первом этапе подготовки операции по разоружению сепаратистов на территории Чечни специальная разведка не велась, т.к. все подразделения СпН находились в стадии развертывания или формирования.
   К концу декабря 1994 года только сводный отряд из состава 22-й бригады СпН СКВО, усиленный подразделениями 67-й бригад СпН СибВО вошел в состав федеральной группировки, и приступили к выполнению боевых задач в районе Грозного.
   Разведывательные группы (отряды) СпН не применялись из-за сложных погодно-климатических условий (ограниченная видимость, сильный туман), что не позволяло эффективно использовать армейскую и фронтовую авиацию для вывода, поддержки и эвакуации РГ. Сторонниками Дудаева была успешно проведена пропагандистская кампания среди населения, которое было настроено крайне враждебно по отношению к федеральным войскам и созданы вооруженные отряды на территории всей республики.
   Единственная попытка заброски в горные районы Чечни разведотряда из состава 22-й бригады  СпН  СКВО  в январе 1995 года привела  к  окружению  и  пленению  боевиками  этого  подразделения  (эвакуация отряда была невозможна из-за плохой погоды в горах, хотя попытки вывезти  разведчиков на  вертолетах предпринимались неоднократно).
   При блокировании  Грозного ведение разведки осуществлялось силами сводного отряда  СпН и  подразделений 45-го полка СпН ВДВ, и решались следующие задачи:
-    добывание сведений о формированиях сепаратистов, их составе, вооружении и вероятном характере действий;
-    установить  местоположение  важных  объектов и координаты огневых средств боевиков;
-    борьба с разведгруппами боевиков;
-    разведка маршрутов выдвижения войск;
-    исключить внезапность действий боевиков по прорыву блокады Грозного;
-    ведение разведки с воздуха досмотровыми группами;
-    проведение спецмероприятий против сепаратистов.
   Для выполнения разведывательных задач и проведения специальных мероприятий из состава отрядов СпН выделялись разведывательные группы (РГ) в составе отделения. Состав, вооружение и снаряжение РГ определялся исходя из поставленной задачи, условий обстановки, характера объекта и местности. При блокировании Грозного РГ действовали в основном на глубину 4-6 км.
   Свои задачи РГ СпН выполняли наблюдением (слежением), поисками, налетами, засадами, допросом пленных и изучением захваченных документов и вооружения.
   В ходе боевых действий в Грозном задачи разведподразделениям, действовавшим в городе, ставились на глубину  2-3 км.  и  менее.  С началом, и в ходе боевых действий по уничтожению бандформирований в  Грозном специальной разведке пришлось решать не только задачи разведки, но и задачи по уничтожению сил и средств боевиков, действуя, как правило, как штурмовые группы – в первых рядах боевых подразделений, что привело к неоправданным потерям. Части и  подразделения СпН, переданные в оперативное подчинение командирам группировок войск (командующим), не использовались в соответствии с задачами специальной разведки. Зачастую разведподразделения использовались командирами старшего ранга для охраны штабов и пунктов управления, а не для ведения разведки.
  Подразделения СпН при действиях в городе решали следующие задачи:
-    проведение поисковых действий;
-    корректировка огня наземных огневых средств;
-    борьба со снайперами;
-    проведение засадных действий на путях отхода противника, уничтожение мелких групп боевиков;
-    ведение разведки в интересах наступающих войск.
   С января-февраля 1995 года к решению задач по окончательному разгрому сепаратистов были привлечены отряды из состава бригад СпН МВО, ЛенВО, ПриВО, УрВО, ДВО, ЗабВО (всего 8 отрядов СпН). Для эффективного управления ими в составе штаба группировки в Моздоке был развернут пункт управления разведки (на базе разведуправления и разведцентра СКВО) и объединенный ЦБУ силами и средствами специальной разведки.
   Организация и ведение разведки против бандформирований в Грозном имело ряд особенностей:
 -     боевые действия велись в черте города;
-    действовали подразделения в городе в основном только в пешем порядке;
-    отсутствие малогабаритных средств связи не обеспечивало устойчивого управления подразделениями и своевременную передачу ими разведывательной информации;
-    как правило, отсутствовало тесное взаимодействие между подразделениями СпН и артиллерии и авиации, что не позволяет реализовывать разведывательную информацию в реальном масштабе времени (необходимо включать в состав разведподразделений артиллерийского и авиационного наводчиков).
   Первый этап операций в Чечне выявил ряд недостатков в подготовке и обеспечении подразделений СпН, снижавших боеспособность специальной разведки. В ходе непосредственной подготовки операции состояние сил и средств разведки не в полной мере обеспечивало выполнение поставленных задач из-за низкого качество укомплектованности личным составом, прежде всего специалистами. Ощущалась нехватка в частях СпН техники нового образца, малогабаритных радиостанций. Плохо была организовано взаимодействие с частями и подразделениями других силовых ведомств (МВД, ФПС и ФСК).
   Кроме этого, снижала боеготовность специальной разведки плохая обеспеченность специальным оружием (АКМ с ПБС, ПБ, АПБ, бесшумными винтовками ВСС и  автоматы АС, ножами разведчика), приборами разведки (ЛПР, СБР-3, БН-2), а также средствами связи. Сказывалась слабая подготовка личного состава из-за отсутствия в частях базы для подготовки специалистов специальной разведки. В частях и подразделениях СпН отсутствовал опыт ведения разведки и боя в городе. Практически не было подробных топографических карт территории Чечни, особенно городов и других населенных пунктов. Было слабо организовано взаимодействие с другими силовыми ведомствами (ФСК, МВД и ФПС).
   В дальнейшем, после взятия Грозного и установлению контроля над большей частью территории Чечни перед специальной разведкой были поставлены новые задачи:
-    проведение поисково-засадных действий;
-    вскрытие и уничтожение баз и складов боевиков;
-    выявление районов сосредоточения  бандформирований, складов с вооружением и боеприпасами и наведения на них авиации;
-    ликвидация наиболее активных и авторитетных руководителей сепаратистов.
  Основными способами ведения разведки являлись: наблюдение, поиск, засада, налет.
  Наиболее распространенным способом ведения боевых действий  спецназа является проведение засад, которые в Чечне имеет свои характерные особенности.
  Засады характеризуются в первую очередь молниеносностью: «ударил – ушел», т.к. густая населенность не позволяла действовать иначе. Из-за этого же, в отличие от действий в Афганистане, РГ крайне редко находилась в засаде более суток. Объектами проведения засад были в основном легковые автомобили высокой проходимости, которые использовали боевики для передвижения, что повлияло на тактику действий РГ.
  Как и в Афганистане, выходу предшествовала работа разведки: сбор агентурной информации от местного населения, изучение дорог по которым могут перемещаться боевики, в обход блокпостов федеральных войск, разработка способов незаметного выдвижения к  месту засады и другие спецмероприятия.
   Участвовала в засаде РГ в составе не менее 12 человек со штатным вооружением (с усилением вооружения группы автоматами с ПБС или бесшумным оружием - ВСС и АС), у всех разведчиков – приборы ночного видения БН-2, увеличенный боекомплект. Минеры  брали  противопехотные  мины  МОН-50  против  транспорта  и  ОЗМ-72  для  поражения живой силы (беспроводного или, реже, проводного минирования).
   Проводилась дневная разведка района будущей засады, например, на машине с местными номерами. В ближайшую ночь различными способами скрытно перебрасывается и  высаживается РГ, с последующим незаметным продвижением к месту засады (как правило, на  небольшое  расстояние).   Группа  занимала  позиции,  и  начиналось  ожидание  боевиков.
   Перехват и уничтожение группы боевиков на автомашинах, осуществлялся в основном при помощи мин направленного действия  или стрельбе из бесшумного оружия. Стрельбы старались избегать, что могло привести к прибытию к боевикам подкрепления и блокированию или преследованию РГ. Если позволяли обстоятельства, часть группы под прикрытием быстро проводила досмотр – забирали оружие, боеприпасы и документы (надо заметить, что в первое время от разведчиков, как в свое время в Афганистане, требовали доказательств боевой деятельности в виде захваченного оружия, позднее критерии результативности были изменены и захват трофеев стал необязателен). После засады группа отходила в быстром темпе к месту эвакуации, где их обычно забирали вертолеты.
  В заключение хочется сказать, что в Чечне засада не изменилась, а скорее, приобрела свой хрестоматийный вид – внезапное нападение на противника на путях его вероятного продвижения с целью его уничтожения и захвата пленных, документов и образцов вооружения. На изменение тактики, безусловно, влияет появление новых видов вооружения и тактики, но порядок проведения засады всегда в первую очередь определяется задачей, которую решает группа в засаде.
  Поиск также является одним из основных способов ведения разведки в Чечне. В отличии от Афганистана, где рейдово - поисковые операции проводились на бронетехнике или автомашинах - вездеходах, в Чечне подразделения СпН действуют в пешем порядке. Поисково-разведывательные действия проводились как днем, так и ночью.   Основной целью поиска являлись тайные базы и склады сепаратистов в предгорье и в горных районах (надо отметить, что в Чечне в городах и населенных пунктах в основном проводили боевые операции спецподразделения ВВ и ФСК).
  При проведении поиска используется информация, полученная воздушной, агентурной разведкой и радиоразведкой. По крупномасштабной карте тщательно изучалась местность предполагаемого поиска, оптимальные способы доставки группы на место и варианты ее эвакуации.
   В основном РГ перебрасывалась к  месту на двух вертолетах «МИ-8» под прикрытием пары боевых «МИ-24». С целью введения в заблуждение разведки боевиков одновременно в воздух поднималась еще одна четвертка вертолетов (по 2 «МИ-8» и «МИ-24») без десанта на борту. Кроме этого, совершалось несколько ложных посадок, чтобы ввести в заблуждение разведку боевиков. Высадка РГ очень часто осуществляется без посадки, при зависании на небольшой высоте, под прикрытием пулеметчиков, которые десантируются первыми.
   После высадки разведчики быстро покидают место десантирования и совершают переход в район поиска. Во время всего поиска обычно соблюдается полное радиомолчание.
   После обнаружения базы или склада, первыми ее проверяют на наличие мин-сюрпризов саперы. При обнаружении вооружения и боеприпасов, все найденное, обычно уничтожается путем подрыва. После чего группа срочно эвакуировалась, обычно на вертолетах.
   Иногда, после обнаружения базы, при вероятном возвращении боевиков обратно организовывается засада. Разведчики размещаются вокруг с таким расчетом, чтобы надежно перекрыть все пути подхода и отхода, саперы расставляют мины направленного действия. В случае появления боевиков первыми приводятся в действие мины, после чего оставшихся в живых расстреливают из стрелкового оружия. Захватив пленных  РГ срочно вызывает вертолеты и как правило через 15-30 минут эвакуируется на вертолетах (надо отметить, что в этот момент группа наиболее уязвима).
   При наблюдении основным было, не раскрывая местонахождение РГ, обнаружить формирования боевиков или их передвижение и навести на обнаруженную цель авиацию или артиллерию. Досмотр уничтоженного обычно не производился, группа незаметно перемещалась на другое место и продолжала выполнять боевую задачу, или эвакуировалась.
   Опыт I чеченской компании заставил руководство специальной разведки начать частичную реорганизацию в  частях СпН: формирование в составе отрядов бронегруппы – роты на БТР, ввод в состав подразделений тяжелого вооружения («АГС», «РПО», крупнокалиберные пулеметы) и оснащение групп малогабаритными радиостанциями (типа «Джонсон» и др.).
   Летом   1995 года полностью перешли на новый штат отряды 22-й бригады СКВО: появилась бронетехника  (2 роты на БТР и 1 – на БМП),  в каждую роту СпН вошли группы оружия  (6 «АГС-16»  и  3 ПТУР «Фагот»/ «Конкурс»). Кроме группы минирования, в штат был введен инженерно-саперный взвод. Благодаря вводу в состав отряда роты обеспечения (развернутой на базе взвода обеспечения) и медпункта он стал вполне автономным в своих действиях в отрыве от постоянного пункта дислокации.
   События I чеченской компании показали, что российское военное руководства слабо понимает роль и значение специальной разведки в локальных конфликтах. Вместо маневренных боевых действий, выявления мест базирования сепаратистов и их баз, маршрутов их выдвижения, путей снабжения вооружением и боеприпасами, нанесения упреждающих ударов и т.п. наше командование пыталось вести в Чечне «классическую» войну за контроль над территориями.  
   Снижали боеготовность специальной разведки ряд факторов: недостаточная подготовка личного состава, нехватка современной техники,  вооружения, снаряжения и средств связи, использование подразделений СпН не по назначению, слабая отработка вопросов взаимодействия, особенно в начале компании, как с  частями МО, так и с другими силовыми структурами. Поддержка боевиков со стороны большей части чеченского населения позволила создать сепаратистам хорошо отлаженную систему разведки и контрразведки, что приносило спецназу большой вред.
   Позднее, установив контроль над территорией Чечне, войска стали заложником недальновидной политики российской руководства и были скованы в своих действиях. Отдельные удачные операции армейского спецназа, спецподразделений ВВ и ФСК не могли переломить ход боевых действий.



Научный сотрудник музея «Шурави»
(г. Екатеринбург)
А.Волков

 
http://old.old.rsva-ural.ru/


навигация

56 ОДШБр
СПЕЦНАЗ

Афганский фотоархив

Воспоминания, дневники

Карты Афганистана
Военная история
Техника и вооружение
Законы о ветеранах
Советы Юриста
Страница Психолога
Военно - патриотическая работа
Поиск однополчан
Гостевая книга
Ссылки
Контакты
Гимн СОО РСВА
Российский Союз ветеранов Афганистана
Победители - Солдаты Великой Войны
Таганский ряд
Музей ВДВ \
Автомат и гитара - стихи и песни из солдатских блокнотов
Ансамбль ВДВ России Голубые береты
СВЕРДЛОВСКАЯ ОБЛАСТНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ РОСТО (ДОСААФ).
 Комитет по делам воинов-интернационалистов при Совете глав правительств государств - участников Содружества.
Записки офицера спецназа ГРУ.


2006-
Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /home/u64173/old.rsva-ural.ru/www/footer.inc.php on line 236
2020 (с) РСВА Свердловская область

Все права защищены, полное или частичное копирование материалов с сайта только с согласия владельца вопросы и предложения направляйте по адресу info@old.rsva-ural.ru
Разработка сайта
Дизайн студия D1.ru

Всего посетителей: 14447114